Театральный город

Проспект премьер

Гимн свободе и чувствительности

«ГОФМАН. ВИДЕНИЯ»

Театр юных зрителей имени А. А. Брянцева
Режиссер Рикардо Марин Хореограф — Тая Савина

Премьера — 22 декабря 2015 года

Спектакль «Гофман. Видения» подводит черту под премьерными спектаклями ТЮЗа 2015 года. Молодой режиссер Рикардо Марин поставил не просто сказку «Золотой горшок». Главным героем спектакля стал сам Эрнст Теодор Амадей Гофман. Мотив сказки как внутренней авторской боли делает постановку своеобразной и современной. Название спектакля — не расплывчатое обобщение, а ясная формулировка смысла. В названии обозначены и прием, и драматический предел, благодаря которому тема художника становится личной: в ней и яркое переживание, и почти публицистическая заостренность.

Реальность и вымысел поначалу отгорожены друг от друга, являются полной антитезой. Но вот герой-автор становится все активнее и вмешивается в сюжет, словно не может оторваться от придумываемой им самим истории. Увлеченно слушая архивариуса Линдгорста, он оказывается во власти красивой легенды и постепенно уходит в сказку, почти растворяется в ней. Воображаемый мир становится реальнее существующего. И непонятно, плохо это или хорошо. Опасна грань между верой в чудесное и безумием. Но об этом уже другой тюзовский спектакль по Гофману — «Щелкунчик мастера Дроссельмейера».

Персонажи, живущие в реальных измерениях, не прямо противопоставлены мечтателям. Важно, что в каждом из них есть талант. Конректор Паульман (Кирилл Таскин), его дочери Вероника (Аделина Любская) и Френцхен (Василиса Денисова), регистратор Геербранд (Виталий Кононов) — все музыкальны, поют, сочиняют… Вспоминается еще одна недавняя премьера театра — спектакль Руслана Кудашова «Маленькие трагедии», в котором тема таланта («поцелован Богом» или нет) раскрывается во всей ее странной и таинственной палитре: во что погружены, чем живут, чему откликаются… чем отличаются Моцарт и Сальери.

Ансельм (Иван Стрюк) — обладатель наивной души, умеющий доверять интуиции, выбирает в возлюбленные зеленую змейку Серпентину. В награду за смелость он обретает героиню, и они переносятся, как Мастер и Маргарита, в идиллическое пространство.

Две самые фантастичные сцены в спектакле — рассказы-легенды архивариуса Линдгорста (Валерий Дьяченко) и Серпентины (Алиса Золоткова). В эти моменты звучит таинственная восточная музыка, вторящая словам героев о лилии, духах, драконах, любви и зеленой змейке. Медленное и вдохновенное повествование Валерия Дьяченко, невесомая пластика Алисы Золотковой переключают в неземное, навевают захватывающие, удивительные образы.

Выразительно и емко складывается начало второго акта: рассказ Гофмана (Радик Галиуллин), который бродит по полю битвы и видит смерть людей, перетекает в историю сказки, в которой молодая девушка Анжелика (Александра Ладыгина) понимает, что ее суженый погиб. Начинается колдовской обряд, и ведьма Рауэрин (Янина Бушина / Елизавета Прилепская) изготавливает волшебное зеркало. Зло, творимое в жизни, превращается в зло, о котором Гофман рассказывает на страницах своей сказки. Пожалуй, это одна из самых эмоциональных и трагически точных сцен спектакля.

Возможно, общая композиция постановки еще «наживет» порой недостающие плавность и контрастность, но понятно, что режиссерский взгляд свеж и оригинален.

Герой-автор всегда появляется из люка, импровизированного ада, из которого он выбирается к свету. Радик Галиуллин играет в казалось бы несвойственном ему актерском амплуа: он не острохарактерный, а трагический персонаж. Его действие в нарочитом «минусе» — это томительное ожидание, в котором есть ощущение натянутой струны. Творчество возникает как поиск пути к спасению, как работа мысли, разрывающей привычный порядок вещей. Его фантазии — не бегство, не самообман, а потребность иного зрения, желание иначе синтезировать мир.

Театр немного философствует. В видениях, само собой, заключены мечты и иллюзии. Но видения Гофмана в спектакле молодого режиссера — воздух свободы. Душа стремится совершить невозможный побег из жизни-тюрьмы (почти гамлетовский мотив), из реальности, от которой нет другого спасения. Впрочем, возможно, и этого нет…

В финале спектакля герои уносятся прочь на поворотном круге, оставляя автора наедине с самим собой. Гофман прощается со своими персонажами, возвращаясь в мир реальности, и в его глазах — бесконечная пронзительная тоска. Финальная сцена тревожит сердца зрителей, ведь и они пришли в этот мир в поисках счастья.

Режиссер Рикардо Марин предложил актерам яркие, необычные роли, и видно, с каким удовольствием играется спектакль.

Архивариус Линдгорст — Валерий Дьяченко — сказочный коршун, чернокнижник. Актер добивается тонкой грации и удивительной подлинности в фантастическом рисунке, замечательно рассказывая о брате-драконе, сражаясь с ведьмой… В последующих сценах образ немного «консервируется», обрастая бытовыми подробностями. А как бы хотелось, чтобы роль продолжалась в переливах режиссерской мысли и сохраняла дыхание…

Хорошая актерская работа у Анны Лебедь, играющей Попугая: точно подмеченные черты и повадка делают ее персонаж абсолютно живым. Коту-«бегемоту» (Никита Остриков) хочется пожелать заострить рисунок роли. Иван Стрюк органично играет чувствительного юношу Ансельма: получился абсолютно романтический образ. Ансельм — двойник, альтер эго автора, порой он даже становится похож на него внешне и кажется, что в спектакле есть какие-то промельки гоголевского «Двойника».

Очень важно, что постановка ТЮЗа вовсе не грустная и не монотонная. Здесь много необычного, иногда забавного и лирического. Самая смешная сцена спектакля — посиделки за пуншем. Опьяненные герои, зачарованные магией архивариуса, начинают вести себя очень неестественно, превращаясь в его марионеток. Разумные и сосредоточенные, они теряют самоконтроль и вслух удивляются сами себе. В зале возникают волны зрительского смеха. И невозможно не улыбаться, когда Ансельм простодушно рассказывает о своей «наивной душе» и «архивариусе, который на самом деле коршун». Он напоминает ребенка, решившего поведать о своих фантазиях взрослым. Эти рассказы — простодушный абсурд, но он так верит в чудо, что не хочется рассеивать его грезы.

Спектакль «Гофман. Видения» — светлый, полный чудес и хорошего юмора. Он для подростков и взрослых, для пытливой, думающей аудитории. Для тех, кто не отказывает себе в возможности быть счастливым зрителем — доверчивым и романтичным. Это гимн свободе, чувствительности… тому, на что жизнь, может быть, скупа, но искусство щедро.

Автор: Елизавета Ронгинская
Фото: Наталья Кореновская

Загрузите в Google Play Загрузите в Appstore Современный театр Музей театрального и музыкального искусства Евгений Онегин КРУПНЕЙШИЙ РЕКРУТИНГОВЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ РАБОТНИКОВ EVENT-ИНДУСТРИИ