Театральный город

Триумфальная арка

Сергей Шуб:

Как нам сохранить отношения

Генеральный директор театра-фестиваля «Балтийский дом» Сергей Григорьевич Шуб — человек, изменивший театральную жизнь нашего города. Произношу эти слова без всякого пафоса, просто констатирую факт.

25 лет он проводит фестиваль «Балтийский дом» и… тут снова тема личности, его личностного участия, вокруг которого все «организовывается» и формируется. Cам много лет существую в разных ипостасях внутри фестиваля и вижу, насколько все зависит от одного человека, даже при наличии блестящей балтдомовской административной команды. 20 лет он руководит собственно театром. Помню, каким он его принял, и вижу, как много интересного сделано за эти годы.

Для меня Сергей Григорьевич — один из учителей, старший товарищ, соратник, мужественный человек и мудрый собеседник. И все это еще раз проявилось при нашей встрече в начале нового сезона и накануне юбилейного, 25-го фестиваля «Балтийский дом». Так как журнал наш в первую очередь предназначен для зрителя, то и начали мы разговор со «зрительской» темы…

05_02_01

— Сергей Григорьевич, каким вы видите идеального зрителя вашего театра?

— Идеальный зритель нашего театра — человек в возрасте от 18 до 80 лет, который время от времени читает книжки, что сейчас бывает достаточно редко. Это петербуржец по происхождению или в первом поколении, это человек, который не ограничивает сферу информации только Первым каналом телевидения, который слушает радио «Эхо Москвы», читает «Новую газету». Человек, который склонен размышлять, что такое добро и зло, не попал под воздействие мракобесия и неприкрытой враждебности, несмотря на то что все это очевидно захватывает нашу страну. Это человек, который не утратил способность воспринимать объективную информацию. Поскольку сам я из поколения поздних шестидесятников и привык рассматривать театр не только как художественный, но и как социально-нравственный инструмент, то я бы хотел видеть в зале такого зрителя.

— Как вы выбираете репертуар, каким образом учитываются интересы зрителя?

— Бывает, что тебе интересен режиссер, и он приходит с определенным названием спектакля. «Макбета» нам предложил сам Люк Персеваль: обсуждались разные идеи, возникал Достоевский, но в итоге именно Персеваль предложил «Макбета».

Бывает и так, что на определенное название ищется режиссер. Скажем, в свое время к нам пришел Игорь Коняев — мы ему предложили поставить «Похороните меня за плинтусом», ставший одним из наших лучших спектаклей. «Сон в летнюю ночь» — это было наше предложение режиссеру Сильвиу Пуркарете: мы с ним думали сначала про «Золотого осла» Апулея, а в итоге пришли к комедии Шекспира.

Или, например, у меня давно была мечта сделать «Вестсайдскую историю» — о том, что ненависть, к сожалению, один из самых сильных инстинктов человека во все времена. Возможно, цивилизация пытается ее укротить, но пока безуспешно, и события последнего времени, к сожалению, это подтверждают. Наша актриса Наташа Индейкина, которая окончила режиссерские курсы и ставила у нас «Мадам Бовари» и детские спектакли, взялась за эту идею. Это был проект, созревший внутри театра.

Сейчас Наташа пришла с предложением поставить «Милого друга» Мопассана — такая коммерческая история с эротическим флёром. Я перечитал роман и понял, что это очень актуальная история про журналиста, который плетет интриги, идет по трупам. Сегодня журналистика зачастую становится пропагандой и во многом формирует политический ландшафт — «Милый друг» как раз про это. Мы откроем этой премьерой наш новый год.

— Долгое время казалось, что в одном доме есть две разнонаправленные структуры: собственно театр — бывший «Ленком», и проектная структура, связанная с фестивалями, праздниками, театральными и не только театральными акциями. Какие минусы и плюсы в таком соседстве?

— Честно говоря, минусов не вижу. Мы стали театром-фестивалем и с помощью Комитета по культуре получили возможность более широкого менеджмента. Благодаря фестивалю «Балтийский дом» у нас появились режиссеры Персеваль, Пуркарете, Барановский. Благодаря фестивальным контактам театр смог выехать на гастроли в Германию, Китай, Южную Корею, Венгрию, Финляндию, Балтийские страны. Уж не говорю о самом фестивале, который дает возможность увидеть лучшие спектакли европейского театра. Все бывшие страхи — о разгоне труппы, об отсутствии своих спектаклей, об отсутствии зарплат — ушли. У нас выпускаются три спектакля в сезон на большой сцене и два на малой. Обычно играем, как и всем положено, 250-300 спектаклей в году благодаря эффективному контракту, когда актеры получают за выход на сцену и за роль. Молодые люди получают в хороший месяц 45-50 тысяч рублей.

Другое дело, и это я могу сказать честно, что все реализуется с колоссальным напряжением сил, потому что мне приходится руководить двумя огромными структурами. Одного фестиваля «Балтийский дом» достаточно, чтобы им заниматься целый год, а у нас их три. Если б у меня был только театр, то я стал бы самым ленивым человеком на свете: работать полтора часа в день было бы достаточно, потому что у нас прекрасная команда администраторов. Театр — это структура, налаженная веками: есть постановочная часть и режиссерское управление, мне остаются кадры и деньги. Конечно, проектная история гораздо сложнее, потому что каждый новый проект равносилен созданию нового театра.

— Последние фестивали «Балтийский дом» проходили под определенной темой. Какая тема у ближайшего фестиваля?

— Есть разные темы. Главная — фестивалю исполняется 25 лет, он юбилейный. Мы соберем людей, с которыми начинали фестиваль, которые были у его истоков. Это Някрошюс, который привезет «Бориса Годунова», это Римас Туминас, который привезет два спектакля, это Латвийский национальный театр, который приедет с «Идиотом» в постановке Влада Наставшева. К тому же 2015-й — Год литературы в России, и так случилось, что почти весь фестивальный репертуар состоит из классики: откроемся мы спектаклем Театра Моссовета «Р. Р. Р.» по «Преступлению и наказанию» Достоевского, Малый театр из Вильнюса покажет «Самоубийцу» Эрдмана, Школа современной пьесы Иосифа Райхельгауза привезет «Как спасти камер-юнкера Пушкина», а из Китая приедет спектакль по «Воскресению» Толстого. Городской театр Таллина приедет с «Мертвыми душами», наш театр покажет «Сон в летнюю ночь» и новый спектакль Анджея Бубеня по Людмиле Улицкой «Детство 45-53: а завтра будет счастье» — я считаю, Улицкая уже тоже классик. Кроме того, на малой сцене Някрошюс представит спектакль «Голодай» по Кафке — это копродукция с нашим театром, предпремьера которой состоится на фестивале.

Конечно, хотелось бы, чтобы было больше спектаклей, чтобы была более широкая картина, больше открытий и новых имен, но Министерство культуры нас сильно секвестировало — нам значительно сократили расходы, и это в год 25-летия фестиваля! Только благодаря помощи Комитета по культуре мы надеемся провести фестиваль достойно. Когда денег мало, то берешь только то, без чего не обойтись.

— Больной вопрос: как влияет на фестиваль усложнение отношений с европейскими странами?

— Мы очень хотим провести круглый стол с участием режиссеров Нюганена, Могучего, Виктюка, Райхельгауза и других российских и зарубежных театральных деятелей под названием «Россия — Балтия. Как нам не поссориться окончательно». Потому что минувший после предыдущего фестиваля год не улучшил отношения, напряжение со стороны наших друзей из Балтии чувствуется. Именно поэтому мы решили показать два фильма Эльмо Нюганена — «Мандарины», который был в шорт-листе «Оскара» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», и фильм «1944» о судьбе эстонцев во время Великой Отечественной войны. И сам Эльмо должен приехать, хотя некоторые нотки раздумчивости и печали я слышу в голосах своих друзей. Также покажем спектакль Нюганена «Я любил немку». Я уже говорил о целях фестиваля, но, думаю, главная его цель — как нам сохранить отношения.

— Вы уже 20 лет руководите театром — большой срок, за который очень много сделано. Остались ли у вас еще какие-то мечты?

— Одна из моих любимых пьес мировой драматургии — «Носорог» Эжена Ионеску. Считаю, что это абсолютно гениальная пьеса про наше время и про завтрашний день. На Бродвее идет мюзикл «Носорог», и я бы очень хотел, чтобы на нашей сцене появился спектакль по моей любимой пьесе.

Что касается проектов и фестивалей, то я мечтаю о том, чтобы нам хотя бы раз дали собрать фестиваль, не трясясь над каждой копейкой. Так, как это делают на Западе, как это делают Чеховский фестиваль, Авиньонский, Венский фестивали. Мы привозим крупнейшие европейские премьеры ведущих деятелей мирового театра, а наше финансирование раз в десять меньше, чем у других. Вот если бы нам хоть раз дали денег (которых никогда не бывает много) на уровне среднего европейского фестиваля! «Балтийский дом» был первым международным фестивалем новой России — раньше «Золотой Маски», Чеховского фестиваля, Фестиваля имени Станиславского, поэтому особенно обидно, что сегодня он подвергся таким серьезным финансовым сокращениям. Но, несмотря ни на что, мы стараемся не уронить планку и проведем «Балтийский дом» на самом достойном уровне, который только возможен в этой ситуации.

Загрузите в Google Play Загрузите в Appstore Современный театр Музей театрального и музыкального искусства Евгений Онегин КРУПНЕЙШИЙ РЕКРУТИНГОВЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ РАБОТНИКОВ EVENT-ИНДУСТРИИ