Театральный город

Перекресток

yj:

8½: Как небольшая команда обеспечивает гастрольную деятельность по всей стране

Фото Александры Торгушниковой

Фото Александры Торгушниковой

Гастроли для театрального коллектива — это всегда возможность творческого обмена, новое дыхание и уникальный опыт. Российские театральные коллективы ездят по всему миру, но вот путешествовать по собственной стране до недавнего времени было настоящей проблемой. Большие расстояния, дорогие билеты, сложность транспортировки декораций, техническая отсталость театров в регионах…

Так было, пока Министерство культуры России не приняло решение о создании Федерального центра поддержки гастрольной деятельности. Этот проект — необычный, инновационный, не похожий на все стандартные формы культурных инициатив (фестивали, премии, лаборатории), стал своего рода революцией в мире театрального искусства и огромным подарком для зрителей всей России. Федеральная программа «Большие гастроли» началась в 2014 году, и сразу возникло ощущение, будто исчезли заторы и «тромбы», очистив «кровоток» театрального движения внутри страны. Театральная жизнь получила новый импульс во многих уголках России — от Севастополя до Магадана.

О работе центра мы побеседовали с его директором Антоном Прохоровым.

Фото Анатолия Бызова

Фото Анатолия Бызова

— Антон Александрович, как все начиналось? Ходят слухи, что это была инициатива президента.

— Это в значительной степени правда. Театральные деятели давно говорили о необходимости целенаправленной политики в области поддержки гастрольной деятельности. В советское время такая практика была. Но в 1990-е и 2000-е все свелось на нет. Если гастроли были, то либо антрепризные, либо коммерческие, и охватывали буквально десять крупных городов России. Руководители театров понимали: надо эту практику менять. Председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин на встрече с президентом Владимиром Путиным озвучил эту проблему. И в 2013 году были впервые выделены внушительные средства на организацию гастролей крупных театров федерального подчинения. Гастроли прошли, среди них состоялось несколько очень удачных проектов. Стало понятно: необходимо создавать систему.

В начале 2014 года было принято решение о формировании Федерального центра поддержки гастрольной деятельности, учредителем которого выступило Министерство культуры. Тогда же возникло официальное название программы — «Большие гастроли», потому что мы действительно большие — и по охвату страны (география), и по формату спектаклей (крупная форма), и по количеству участников (театры выезжают почти в полном составе, порой до 100 человек). Все делается для того, чтобы зрители смогли увидеть спектакли в том виде, в котором эти постановки идут на своих площадках.

— Кто принимает участие в программе?

— Мы делаем ставку на театры федерального подчинения — их всего 20. Это самые крупные и авторитетные театры: Малый и Александринский театры, МХТ имени А. П. Чехова, Театр имени Евгения Вахтангова, РАМТ, «Сатирикон», БДТ имени Г. А. Товстоногова и др. Пока дела сложнее обстоят с театрами оперы и балета: стоимость проектов высокая и далеко не в каждом регионе есть площадки, способные принять такие коллективы. Большой театр не может гастролировать в домах культуры — это понятно. К федеральным театрам мы стараемся добавлять ведущие театры муниципального подчинения, например Департамента культуры города Москвы и Комитета по культуре Санкт-Петербурга.

Театр «Мастерская» на гастролях в Иркутске. Фото из архива театра

Театр «Мастерская» на гастролях в Иркутске. Фото из архива театра

— Вы существуете третий год. В каком направлении стараетесь развиваться?

— Прежде всего стараемся наращивать объемы. Удалось значительно увеличить количество регионов: в 2014 году их было 26, в 2016-м — уже около 50, то есть более половины субъектов РФ. Мы стараемся, чтобы театр охватил несколько городов в одном регионе либо несколько соседних субъектов РФ. Например, РАМТ в начале сентября был на Дальнем Востоке и показал спектакли не только в Хабаровске, но и в Комсомольске-на-Амуре, в Биробиджане. Это позволяет оптимизировать транспортные расходы (самая дорогая статья расхода — доставка коллектива). Также повышаем число показов: начиналось со 120-140 показов, сейчас — 285. В прошлом году, если посчитать все три программы, которые курирует наш центр, мы вышли на цифру 365 показов, то есть играем почти каждый день.

Театр «Мастерская» на гастролях в Иркутске. Фото из архива театра

Театр «Мастерская» на гастролях в Иркутске. Фото из архива театра

— Три программы?

— Да, начиналось все с «Больших гастролей».

В прошлом году запустили проект по взаимодействию с театрами русского зарубежья. Он развивается по двум направлениям.

Во-первых, это возможность вывезти наши театры в сопредельные государства, где сохранились русскоязычные театры. Однако не везде есть достаточный зрительский ресурс (носители языка), поэтому некоторые из них на основной сцене играют лишь пять-семь спектаклей в месяц, остальное время — на малой. Конечно, когда приезжает, например, Театр Вахтангова или Театр Маяковского, это вызывает большой интерес у зрителей, которые раньше, может быть, вообще не ходили в русский театр.

Кроме того, возникает замечательная возможность творческого диалога коллективов. Отсюда второе направление — показывать в нашей стране спектакли русских театров зарубежья. Есть очень интересные постановки и коллективы, для которых это возможность погрузиться в русскую языковую среду. Показателен прошлогодний опыт Театра имени А. С. Грибоедова из Тбилиси, который посетил пять городов Сибири. В составе гастрольной группы было много молодежи, которая вообще никогда не была в России.

Театр «Мастерская» на гастролях в УланУдэ. Фото из архива театра

Театр «Мастерская» на гастролях в УланУдэ. Фото из архива театра

Третья программа — поддержка обменных гастролей региональных театров. Мы обрабатываем заявки театров, которые подаются в Минкульт, представляем их в экспертный совет и в дальнейшем курируем реализацию отобранных экспертами гастрольных проектов.

— Как вы выбираете регионы и принимаете решение, кто куда едет?

— Поскольку мы — государственное учреждение, то у нас есть госзадание. Оно формируется каждый год — мы получаем от учредителей список приоритетных регионов. Это не значит, что список исчерпывающий. Например, если в списке есть Иркутск, но нет Улан-Удэ, мы стараемся показать театр и там, и там: это помогает оптимизировать расходы. Какие-то регионы добавляем по обращению глав областей. Какие-то, наоборот, выпадают, так как программа предполагает софинансирование со стороны региона. Федеральный центр поддержки гастрольной деятельности оплачивает доставку декораций и коллектива, а также гонорар (но не всегда). Есть регионы, которые не готовы даже минимально вложиться (гостиница, реклама и внутренний трансфер). При этом вся выручка от продажи билетов остается в распоряжении театра и субъекта федерации, где проходили гастроли.

Театр «Мастерская» на гастролях в УланУдэ. Фото из архива театра

Театр «Мастерская» на гастролях в УланУдэ. Фото из архива театра

— Как вы соединяете регионы с театрами?

— Определившись с регионами, мы в середине 2015 года отправили туда «запросные листы»: кого вы знаете, кого бы вы хотели видеть. Дальше — свели информацию по запросам. Самым популярным оказался Театр имени Евгения Вахтангова. Но многие регионы уже смотрят шире. Понятно, все были бы рады, чтобы к ним приехали МХТ имени А. П. Чехова или Мастерская Петра Фоменко, но было приятно, что поступают заявки на менее известные, на молодые и талантливые коллективы, такие как петербургские Театр «Мастерская» под руководством Григория Козлова и Большой театр кукол. Дальше начинается рутинная работа: мы связываемся с театрами, согласовываем сроки и технические моменты. Так складывается программа.

Большой театр кукол на гастролях в Великом Новгороде. Фото из архива театра

Большой театр кукол на гастролях в Великом Новгороде. Фото из архива театра

— Можете рассказать про вашу команду? Создается впечатление, будто у вас работают 150 человек…

— Команда гораздо меньше, чем может показаться со стороны: количество штатных единиц — 8 ½. То есть работают у нас девять человек: бухгалтерия, секретарь и юрист (полставки). Непосредственной работой с театрами занимаются пятеро, включая меня. Конечно, для такого объема это немного. Мы думаем о расширении штата, но пока экономическая ситуация не позволяет. Нас мало, но команда крепкая, сложившаяся, надежная.

— С какими позитивными моментами и с какими трудностями вы сталкиваетесь чаще всего?

— Начну с трудностей. Их много. Главная — подбор площадок: далеко не в каждом регионе есть хорошо оснащенные площадки. Второй момент: мы работаем с очень востребованными, популярными театрами, гастрольный график которых сверстан на несколько лет вперед. Третья сложность: стоимость авиабилетов. Авиакомпании применяют гибкие тарифы: одно и то же кресло может стоить от 10 до 35 тысяч рублей, в зависимости от времени перелета и загрузки самолета. Поэтому, когда мы говорим о коллективе в 50-60 человек, иногда в целях экономии приходится отправлять группу в разные дни. И еще одна проблема — транспортная: плохо развитое сообщение между городами. Чтобы добраться из Абакана в Иркутск, нужно лететь через Москву. А также, как я говорил раньше, трудности возникают при поиске софинансирования со стороны региона.

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

— Как программа меняет театральную карту России? Приведу пример: после того как Большой театр кукол проехал по маршруту Тверь — Вышний Волочек — Новгород — Псков, поступать на курс главного режиссера театра Руслана Кудашова стали приезжать люди из этих городов со словами: «Мы хотим к вам! Мы такого театра не видели и не знали!» А в Вышнем Волочке у администрации города и БТК сложились добрые, дружеские отношения: театр посоветовал им режиссера, они уже ведут переговоры. Вы наверняка знаете миллион подобных случаев…

— Таких примеров много. Очень радостно, что устанавливаются полноценные творческие контакты между театрами, которые приехали на гастроли. И продолжают развиваться без нашего участия. Вахтанговский театр в прошлом году гастролировал во Владикавказе, на родине своего основателя. Там русский театр тоже носит имя Евгения Вахтангова. То есть Театр Вахтангова гастролировал в Театре Вахтангова! Московский театр привез из столицы часть оборудования, которое передал в дар владикавказскому театру. Хороший пример — гастроли Малого театра в Ростове-на-Дону. Был налажен контакт между директорами, в результате ростовский театр приехал в Москву и играл на площадке филиала Малого театра. В этом году гастроли Малого театра в Ростове-на-Дону прошли уже без нашего участия. Творческий обмен происходит, и наша основная задача заключается именно в стимулировании гастрольной деятельности.

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

— Как на приезд столичных гостей реагируют регионы, театры, зрители?

— Ощущения разные. Потому что регионы и театры отличаются друг от друга. По счастью, в большинстве случаев мы встречаемся с ярко выраженным радушием. Было только несколько случаев, когда принимающая сторона выказывала неприятие. Но это идет от внутренней неуверенности. Театры не могут быть конкурентами, ведь местный коллектив играет в регионе 200-300 спектаклей в год, а коллектив, который приехал на гастроли, — пять-семь. А вот то, что происходит творческое взаимодействие, — точно. Режиссеры принимающего театра видят, как можно работать со светом, звуком, как можно использовать декорации, какие существуют режиссерские находки. К сожалению, бывает и так: театр жаждет, а региональное министерство культуры не проявляет интереса.

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

— Есть ли сопротивление со стороны гастролирующих театров? Все-таки большая разница — поехать в Париж или в Саратов.

— Большинство руководителей понимают, зачем это нужно, понимают социальную, государственную значимость проекта. Поэтому такого вопроса не возникает. Зачастую эти поездки оказываются очень интересными. Бывает, кто-то из сотрудников театра начинает ворчать: «Зачем нам шесть часов лететь, потом еще на поезде добираться?!» А потом приезжают на Байкал, видят невероятную природу, неимоверную красоту… Когда ты еще туристом доберешься до Байкала, до Владивостока? И после поездок даже скептики начинают спрашивать: «Куда мы поедем в следующем году?»

no images were found

— Между столицами и регионами большой разрыв — как в социальном, так и в культурном плане. Гастролирующие театры выбирают более нейтральные постановки или, наоборот, радикальные? Какова ваша позиция?

— Мы стараемся учитывать специфику региона. Есть города, знакомые с театральным экспериментом, есть более консервативные. Нам важно, чтобы спектакли были интересны максимально широкой аудитории в регионе. Нарочитый скандал нас не интересует. Но везти только традиционный театр тоже было бы странно, и потом: граница между традицией и новаторством очень размыта…

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

— Как бы вы хотели развивать программу? О чем мечтаете?

— Хотелось бы, чтобы однажды наступил день, когда в каждом регионе в течение одного года будет проведен красивый, яркий, талантливый проект. Пока мы на полпути к этому. Мы уже максимально использовали ресурс по оптимизации расходов, теперь такого роста год от года не будет без увеличения финансирования. Но стремиться надо. Очень хочется, чтобы активно развивались специальные программы по театральной педагогике, культурной журналистике, профессиональным мастер-классам. Хочется активнее развивать поддержку региональных театров, хотя, на мой взгляд, этим должны заниматься региональные власти.

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

Большой театр кукол на гастролях в Пскове. Фото Андрея Кокшарова

— Есть ли планы по расширению географии — начать заниматься зарубежными поездками не только по странам СНГ?

— Пока таких задач нет. Российские театры и так ездят на гастроли в Европу — может, не в таком объеме, как хотелось бы, но проекты есть. Чтобы мы начали этим заниматься, надо решить очень много проблем (расширить штат, увеличить финансирование). Это явно не задача ближайших лет. Сегодня для нас самое главное — охватить Россию и наладить гастрольную деятельность здесь. Это очень непросто. А когда дома все хорошо и душа за дом спокойна, тогда можно подумать и о соседях.