Театральный город

Проспект премьер

yj:

Павильон современного танца

13_21_01

«Кафе Идиот» Театра «Балет Москва»

Выставка достижений в области contemporary dance развернулась в летние дни на Новой сцене Александринского театра. Первые в Петербурге гастроли Театра «Балет Москва» сменил насыщенный событиями марафон XVIII фестиваля современного танца Open Look. Как когда-то в просторных павильонах ВДНХ демонстрировали то, чем гордилась страна, так в многофункциональном пространстве на Фонтанке во всей красе представили то, чем живет сегодня современный танец.

Если на заре своего существования детище Вадима и Натальи Каспаровых фестиваль Open Look лишь приоткрывал взгляд на не слишком знакомый тогда зрителю феномен contemporary dance, то сегодня, спустя 18 лет, богатый событиями марафон представляет многообразие возможностей существования в современном танце. Фестиваль заработал имя, воспитал своего зрителя, помог становлению многих исполнителей — значительную часть нынешней программы составили российские постановки.

13_21_02

«Кафе Идиот» Театра «Балет Москва»

Гостями фестиваля традиционно становятся небольшие компании, экспериментальные проекты, представляющие камерные спектакли (не исключается и участие известных трупп — тех, что на слуху: в прошлом году хедлайнером Open Look была молодежная труппа Нидерландского театра танца, NDT 2). Но не количество выходящих на сцену артистов и не размер сценических площадок определяют значение фестиваля в танцевальной жизни города. Open Look-2016 в напряженной череде очень разных спектаклей показал, из чего танец может родиться. И именно эта мозаика подходов открыла широту понятия contemporary dance.

Швейцарская компания Жиля Жобана удивила тем, что танец может рождаться из научной идеи. Вдохновленный знакомством с лабораторией физики высоких технологий, хореограф в постановке «Квантум» движением шести танцовщиков проиллюстрировал формы взаимодействия элементарных частиц, представив внеэмоциональное действие, где танец — воплощение чистого разума. Для российской практики — непривычный опыт.

13_21_03

«Кафе Идиот» Театра «Балет Москва»

Отечественному зрителю гораздо ближе рождение хореографического спектакля из слова, из литературного сюжета. По этому пути пошла Ксения Михеева в постановке «Случай Ч». В этом проекте ситуация, когда каждый из восьми персонажей ждет появления некого Господина Ч (почти как беккетовского Годо), озвучивается текстом, а эмоциональное напряжение, скрывающееся за абсурдностью происходящего, отдано на откуп динамичному танцу. Иллюстрирующий перипетии зачитываемой истории танец дает действию объем, заставляя следить за виртуозными дуэтами и гадать не только о том, появится ли загадочный Господин Ч, но и о том, как разрешится очередная пластическая придумка хореографа.

В спектакле «АхматМоди», не отказываясь от нарратива — истории взаимоотношений Ахматовой и Модильяни, хореограф Митя Федотенко переводит повествование в метафорический план, ассоциативно нанизывая визуальные и пластические образы, наполняя дуэты героев не только эмоциями, но и смыслами.

13_21_04

«Кафе Идиот» Театра «Балет Москва»

Цепочкой эпизодов, объединенных не логикой фабулы, а эмоциональными контрастами, стал спектакль «Боб’Арт», драйвом которого покорили зрителей бельгийцы из компании «Опинион публик», разбавив красивейший «серьезный» танец пародией и забавными сценками на грани клоунады.

Спектакль-коллаж сцен, скрепленных желанием говорить об актуальном и животрепещущем, показало вологодское трио O’She TheARTe. Смешивая бытовую чистку картошки, брейк-данс и contemporary, они танцевали о разности статусов, которые выбирают люди, о прочности рамок и штампов, мешающих диалогу.

13_21_05

«Кафе Идиот» Театра «Балет Москва»

Пример рождения танца из музыки представил испанец Хавьер Мартин. Пластическое действо, созданное в сотрудничестве с композитором Олегом Каравайчуком и посвященное его памяти, вполне отвечало духу музыки, образу художника-чудака, экспериментировавшего игрой на рояле лежа или с наволочкой на голове… Нервные пассы руками в пластическом монологе исполнителя под фонограмму фортепианных импровизаций Каравайчука, зажженные свечи и курящиеся благовония в мерно раскачивающемся кадиле составили почти поминально-ритуальное действо. А достойной наградой терпеливым зрителям стала фантастической красоты мизансцена финальной части: черный кабинет репетиционной сцены, что на пятом этаже комплекса на Фонтанке, клубы дыма и одинокий силуэт танцовщика на фоне распахнутых в петербургскую белую ночь окон.

Танец как диалог с музыкой, сотворчество танцовщика и музыканта, возникающее здесь и сейчас, показал дуэт «Путь паломника», где малейшие акценты затейливой перкуссии Марко Сантоса откликались в завораживающей стихии движения невероятно пластичного и эмоционального тела Селии Амад.

Эксперимент с пространством составил основу перформанса Елены Градковской «приЛЕСтницы». В перемещениях его исполнительниц по фойе Новой сцены не было замысловатых хореографических комбинаций, но в том, как увлекали они за собой любопытную публику, заставляя толпу менять очертания и послушной стайкой двигаться за артистами, был их совместный со зрителем танец.

13_21_06

«Боб’Арт» компании «Опинион публик»

Несомненной доминантой этой мозаики, кульминацией фестиваля стал последний его спектакль — «Кафе Идиот» Александра Пепеляева в исполнении Театра «Балет Москва». Умная режиссура и талантливая хореография в нем органично соединили многие из упомянутых взглядов на танец. Постановщик обозначил действие как «визуализацию состояний, которые заложены в легендарном романе и пробуждаются в нас при его прочтении». Зачитываемый безоценочным детским голосом текст направляет движение мысли, затронутые в танце смыслы прорисовывает компьютерная графика. Каждая из исполнительниц в какой-то момент становится Настасьей Филипповной, а исполнители примеряют образы то Мышкина, то Рогожина, предлагая разность трактовок, а главное — повод для размышлений. Впечатляющий визуальный ряд, затягивающая в творимый на сцене мир наполненность артистов, фантазия постановщика, которая побуждает осмысливать предлагаемые образы и искать ответы на поставленные вопросы, — это танцтеатр в лучшем проявлении жанра, целиком оправдывающем двусоставность самого термина «танцтеатр».

13_21_07

«Квантум» компании Жиля Жобана

«Балет Москва» сегодня — одна из очень немногих компаний современного танца, имеющих государственную поддержку. Это дает возможность существования в формате репертуарного театра, а не разовых проектов. В разных спектаклях, выходя на сцену, артисты своим телом проживают то, чем жил современный танец 10-12 лет назад, имеют возможность почувствовать корни. На июньских гастролях в Петербурге современная труппа театра (исполнительский состав разделен на две части — классическую и современную) показала «Свадебку» и «Весну священную» Режиса Обадиа начала 2000-х. И, несомненно, исполнительский опыт артистов, занятых в свежем «Кафе Идиот» (спектакль — обладатель «Золотой Маски» за прошлый сезон), сослужил хорошую службу в том, чтобы талантливо исполнить талантливый замысел Пепеляева.

Патриотичным получилось завершение Open Look. «Кафе Идиот» наглядно опровергло звучавшие накануне на круглом столе фестиваля разговоры о том, что российский современный танец до сих пор находится в позиции отстающего.

Нам есть чем гордиться.

Автор: Ольга Макарова
Фото Станислава Левшина