Театральный город

Парадная площадь

«Залог успеха — качественные спектакли»

Интервью с директором Театра «Karlsson Haus» Анной Павинской

12_03_01

Фото из архива Анны Павинской

— Анна, насколько я знаю, вы пришли в театр довольно странным путем: у вас не театральное — медицинское образование, так?

— Да, по образованию я врач-реаниматолог. Вообще, всю театральную историю начинали моя мама и ее партнер Петр Ольшанский, с которым я сейчас работаю. Мама в 1990-е, будучи артисткой балета, создала театр. Первоначально это был сборный коллектив из солистов Мариинского театра и Михайловского. Труппа выживала за счет гастролей. В самом Петербурге были в основном благотворительные выступления. Затем был проект с Георгием Ковтуном. А чуть позже произошло знакомство с Борисом Константиновым, Алексеем Шишовым и Денисом Шадриным. Так и родился театр кукол.

Я пришла в качестве вспомогательной силы. И осталась, хотя, конечно, в планах заниматься театром не было. Полюбила все это — гены, наверное.

Я сразу почувствовала, что мы работаем на несколько другом уровне, существенно отличаемся от того, что было в Петербурге на тот момент. Уже первый спектакль, «Мой Карлссон», — достойная работа. Хотелось, чтобы как можно больше людей его посмотрели, чтобы приходили семьями, чтобы родители, глядя на детей, захотели вернуться в детство. И началась непосредственно организаторская работа — с прессой, с критиками, со зрителями.

— Как вы работали со зрителями?

— Первый спектакль был рассчитан на детскую аудиторию, но в то же время, параллельно, мы старались привлечь взрослых. И порой взрослые смотрели лучше, чем дети. Действительно, родители, приходя к нам, вспоминали себя — какими они были давно. Зрителей на входе встречал повзрослевший Малыш Сванте Свантесон — его играл Борис Константинов. Он здоровался, представлялся. И папа ребенка говорил: «Здравствуйте, я — Сергей Иванович». И Борис говорил: «О, Сереженька, проходи!» Через несколько минут серьезный мужчина становился таким же ребенком, как тот, которого он привел на спектакль. Это очень трогательно.

Вообще, я думаю: спектакль для детей должен быть интересен и взрослым. Поход в театр с детьми для самих родителей не должен становиться испытанием.

— Анна, у вас театр — уникальный. В том смысле, что нет ни главного режиссера, ни художественного руководителя. Каким образом происходит формирование афиши? Как вы выбираете названия?

— Мы не выбираем названия — мы приглашаем режиссеров. Мне представляется не совсем верным, когда театр заказывает конкретный материал. В первую очередь должно быть интересно режиссеру — только так работа может получиться.

— У меня, и не только у меня, складывается впечатление от вашего театра как от театра успешного: вы лауреаты всевозможных премий (в копилке театра и «Золотой софит», и «Золотая Маска»), у вас постоянные аншлаги… А как вы ощущаете: вы — успешный коллектив? И если да, то каков залог успеха?

— Мы движемся в сторону успешного театра, но пока еще находимся в самом начале пути, есть еще куда стремиться.

Залог успешного существования театра — создание качественных спектаклей, и только тогда будут и зрители, и премии. Конечно, нужна команда — фанаты своего дела. Это и творческого коллектива касается, и административного персонала.

— Сколько спектаклей выпускаете в среднем за сезон?

— В этом сезоне было четыре, но общего правила нет. Просто находим режиссера, договариваемся, возникают идеи, а потом уже выбираем, что нам сегодня интересно. Не важно — детский материал или взрослый. Конечно, количество постановок и от финансовых аспектов зависит.

— Как формируется бюджет?

— Стараемся сами зарабатывать — это первое. Второе — помогает Комитет по культуре, за что мы очень благодарны. Раз в год подаем документы на субсидию для негосударственных театров, и эти деньги нас, откровенно говоря, спасают.

— В кризис вы открываете третью площадку — помимо двух сцен на набережной Фонтанки будет площадка на Фурштатской. Каким вы видите это пространство?

— Сцена предназначена для взрослого репертуара. Это требует особого настроя, особой атмосферы, потому что наш домик или даже Большая сцена по оформлению все-таки больше отсылают к детству. А на Фурштатской будет вполне взрослое, серьезное пространство, рассчитанное примерно на 50 мест, оформлением которого занимается Эмиль Капелюш.

— Традиционный вопрос: что в планах? Есть ли уже конкретные идеи на будущий сезон?

— Да, и они связаны с новой площадкой. Мы планируем открытие в сентябре постановкой Алексея Лелявского «Гамлет». Чуть позже будет снова Лелявский со спектаклем, рабочее название которого — «Покинутый всеми». В основе — пьеса, написанная Алексеем Анатольевичем. И еще параллельно готовим спектакль «Блаженный остров» Миколы Кулиша, режиссер — Евгений Ибрагимов. Здесь будут заняты артисты не только из нашего театра, но и из Александринки, БДТ, Театра имени Ленсовета. Все три проекта — синтетические: совмещение живого и кукольного планов. Думаю, это должно быть интересно.

А для наших юных зрителей планируем поставить «Питера Пена» и «Что такое хорошо?» Маяковского.

Загрузите в Google Play Загрузите в Appstore Современный театр Музей театрального и музыкального искусства Евгений Онегин КРУПНЕЙШИЙ РЕКРУТИНГОВЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ РАБОТНИКОВ EVENT-ИНДУСТРИИ