Театральный город

Парадная площадь

Русский мир, который нам нужен

О XVIII МЕЖДУНАРОДНОМ ФЕСТИВАЛЕ «ВСТРЕЧИ В РОССИИ»

В Санкт-Петербурге уже восемнадцатый раз прошел Международный фестиваль «Встречи в России». В отличие от многих фестивальных проектов, цель которых не всегда в состоянии изложить и сами организаторы, у «Встреч» есть четкий посыл: ежегодно собирать русскоязычные театры ближнего и дальнего зарубежья, способствовать их развитию, поддерживать русскую театральную культуру за пределами России.

12_04_01

Фойе «Балтийского дома»

Несмотря на обязательный в такого рода мероприятиях официоз, фестиваль с годами стал похож на встречу дальних родственников — кто-то побогаче и поуверенней, кто-то скромен и стеснителен, но в принципе все из одного семейства. А потому и спектакли здесь воспринимаются «с пониманием»… Можно, конечно, не брать в расчет обстоятельства места и времени и оценивать все по гамбургскому счету. Но, боюсь, тогда кроме критического самодовольства мы ничего не увидим и не услышим. Потому что порой именно в пространственно-временном контексте заключаются суть и масштаб того или иного явления. Сравнивать качество русских театров без учета ситуации, в которой они находятся, по меньшей мере не умно… Куда интересней увидеть в театре приобщенность к тем или иным тенденциям современной сцены, ощутить влияние национальных театральных школ, понять актуальность. Да и в смысле театрального качества, художественного интереса в фестивальном репертуаре было что посмотреть.

Сам фестиваль уложился в этом году в пять дней. Не знаю, случайно ли при этом он открылся спектаклем с соответствующим названием — «Пять вечеров». Эту пьесу ленинградского драматурга Александра Володина в Русском театре Эстонии поставил Александр Кладько — один из любимых учеников Григория Козлова, работающий ныне главрежем в Псковском театре драмы имени А. С. Пушкина (при виртуально-заочном художественном руководстве этим театром самого Григория Михайловича). Козлов упомянут здесь вовсе не случайно: именно от него идет заметная в его учениках тяга к хорошей литературе, к отточенным диалогам, к внятным характерам. Все это есть в знаменитой пьесе Володина, которая с течением времени не устаревает, а только лучше становится. Бытовые подробности тускнеют, меньше прочитываются (особенно молодой аудиторией), зато ее ментальная достоверность, отлично выстроенная фабула, четкая расстановка персонажей, лиричность, чуть грустноватый юмор дорогого стоят на фоне полупрофессиональных «режиссерских» текстов, заполонивших современную сцену.

12_04_02

Выступление депутата Госдумы РФ Елены Драпеко

Главным героем таллинского спектакля стал Ильин в исполнении Александра Ивашкевича. Ильин живет по-володински — очень естественно, негромко, но предельно внятно. Высокий, немногословный, скупой в жестах Ильин — Ивашкевич мало похож на водилу из Заполярья, но зато в нем сполна просматривается тип «лишнего человека» советской эпохи. Он из тех, кто пишет стихи в кочегарке или повесть о своих жизненных мытарствах в перерывах между командировками. В нем, в его нестриженности, неспортивности, внешней рассеянности и внутренней сосредоточенности, безусловно, ощущается дух времени. Как ни странно, но самой близкой к нему становится Катя в исполнении Татьяны Егорушкиной (отличная работа молодой актрисы!). В Кате есть внутренняя собранность и сила, может быть, поэтому ей по-женски больше интересен Ильин, а не «тетушкин сыночек» Слава. Уж не знаю, насколько это предусматривалось в режиссерском замысле, но в спектакле прозвучало именно так. И остальные актеры добротно работают, но володинские ноты в эту историю вносят именно Ильин и Катя.

12_04_03

В дни фестиваля в «Балтийском доме» открылась памятная доска Г. А. Товстоногов

«Балладу о Манкурте» Национального русского театра имени Чингиза Айтматова (Бишкек) нам, видевшим легендарные спектакли Някрошюса и Малышицкого, воспринимать «на чистом глазу» нелегко. Барзу Абдураззаков, режиссер с именем, на «Встречах в России» показывает свои спектакли не первый раз. Взяв из айтматовской эпической повести «И больше века длится день» только фрагмент, он построил действие на обрывках диалогов и восклицаниях, тем самым литературной основательности противопоставляя схематичность и недосказанность. Спектакль выглядит по-европейски раскованным, но боюсь, что для зрителей, которые Айтматова не читали (а таких, по моему разумению, в зале было большинство), многое так и осталось непонятным. Однако критики (Айтматова, вероятно, читавшие) признали «Балладу о Манкурте». И главная награда фестиваля — Премию имени Кирилла Лаврова — вручена была киргизскому театру.

Грузинского «Ревизора» ждали с особым нетерпением. Во-первых, мы, конечно, помним, что в Тбилисском академическом русском драматическом театре имени А. С. Грибоедова работал Товстоногов — тут уж родственные чувства не скрыть. Во-вторых, у самого театра репутация одного из самых стабильных русскоязычных коллективов зарубежья. В-третьих, «Ревизор» на русской сцене приобрел уже статус «надпьесы», то есть произведения, на котором решаются какие-то принципиальные вопросы искусства и жизни.

12_04_04

«Баллада о Манкурте». Русский театр им. Чингиза Айтматова

В тбилисском спектакле самая заметная фигура — Хлестаков Аполлона Кублашвили (вот уж когда имя пришлось впору). Высокий красавец с выправкой представителя силового ведомства, он с самого начала демонстрирует сытость кота, решившего поиграться с уже попавшими в западню мышками-людишками. Он и не играет ревизора в привычном смысле слова, то есть бумажки перебрать, цифры посчитать — не для него, бухгалтерская работа ему незнакома. Он именно инкогнито из Петербурга, проверяющий не столько налоговые декларации чиновников, сколько их готовность к дальнейшим злодеяниям. Жалкие, неумные, нелепые, невежественные — как будто только что с гор спустившиеся чиновники во главе с ошалевшим от страха Городничим (Слава Натенадзе) вьются вокруг Хлестакова в бесконечных хороводных мизансценах, но и сами понимают, что обречены… Видимо, будучи приставлены к стенке, готовы кричать: «За Родину, за Хлестакова!» Спектакль Автандила Варсимашвили хоть и грешит порой цитатностью (хотя какой же грех цитировать сегодня Някрошюса, скорее это начитанность), но это очень достойная, цельная, внятная работа, играющаяся на русском языке, но очевидно связанная с грузинской театральной культурой.

12_04_05

«Женитьба». Могилевский областной драматический театр

О постановке «Одноклассники. Уроки жизни» Алматинского театра «Жас Сахна» в Петербурге уже знали: несколько месяцев назад ее привозили и с успехом показывали на фестивале «Арт-окраина». И на «Встречах в России» этот спектакль смотрелся как серьезная и глубокая работа, прорыв к наболевшим общеевропейским темам (подробнее — в рецензии Яны Чичиной).

Казалось бы, тот же европейский тренд подразумевался и в постановке по Педро Кальдерону «С любовью не шутят» Русского драматического театра имени Самеда Вургуна (Баку, Азербайджан). Открытое пространство сцены без декораций, яркие ироничные современные костюмы, темпераментные исполнители — все это публика воспринимала с воодушевлением. Но, к сожалению, режиссерски спектакль выстроен очень слабо, подлинная свобода сценического существования подменена индивидуальным обаянием исполнителей. Анна Потапова, приглашенная на постановку из Москвы, продемонстрировала самое распространенное качество молодой отечественной режиссуры: увы, даже яркие идеи воплощаются порой весьма посредственно и небрежно.

12_04_06

«Одноклассники. Уроки жизни». Театр «Жас Сахна»

Закрывался фестиваль «Женитьбой» Могилевского областного драматического театра (Беларусь), поставленной его нынешним руководителем Саулюсом Варнасом. Многоопытный Варнас — ученик Мильтиниса, возглавлявший в разные годы театры в Шауляе и Паневежисе, а также Русский театр в Вильнюсе, — принадлежит скорее к «донекрошюсовскому» поколению литовской режиссуры. В его «Женитьбе» много всяких забавных придумок: огромная пятиметровая невеста, головы женихов, поданные к столу Агафьи Тихоновны, Кочкарев на роликовых коньках и прочее. Но ценность этого спектакля скорее традиционного рода — в трактовке и исполнении ролей. Елена Кривонос играет Агафью смело, азартно и с непрерывно нарастающим драматическим напряжением — ее героиня, конечно, на счастье надеется, но уже не верит в него до остервенения. В игре молодой актрисы есть и пронзительный лиризм, и почти клоунское лицедейство — и это самая большая удача спектакля. Чуть ли не вровень с главной героиней неожиданно вырастает фигура одного из женихов — Жевакина в исполнении Григория Белоцерковского. Он настолько трогательно незащищен, настолько непритязателен, настолько слаб и эфемерен, что, кажется, и смеяться-то над ним, убогим, грешно. Возникает то самое ощущение «смеха сквозь слезы», о котором писал в свое время сам Гоголь. И атмосфера нелепой суеты на фоне полной безнадеги, созданная режиссером, действует красноречиво и убедительно.

12_04_07

«Пять вечеров». Русский театр Эстонии

В целом фестивальная программа оказалась чуть ли не лучшей за последние годы, в ней практически не чувствовались ни излишне добротный провинциализм, ни натужный модернизм, которыми порой отличаются зарубежные русские театры. Да, конечно, в Петербург эти театры везут лучшее, а на местах, возможно, они выглядят несколько иначе. Театры чрезвычайно зависимы от вкусов местной публики, да и вообще, их положение за пределами метрополии связано со множеством обстоятельств, порой никакого отношения к сценическому искусству не имеющих.

Об этом много говорилось на прошедшей в рамках фестиваля конференции, посвященной проблемам Русского мира. Прямых жалоб, кстати, не было — напротив, все живописали благостное отношение к русскому театральному искусству на местах. Но когда разговор приобретал конкретность, становилось понятно: нет никакой благости! Так, в Грузии, по словам директора Театра имени Грибоедова Николая Свентицкого, осталось 35 тысяч русских, из них 20 тысяч — пожилые люди, которым уже не до театра. То есть без разворота на грузинскую публику русскому театру в Тбилиси не выжить. А Русскому театру из Бишкека, как рассказал его руководитель Андрей Петухов, не хватает кадров: отправленные в столичные российские вузы люди обратно, как правило, не возвращаются. И всем русским театрам нужны гастроли в России, всем требуются выступления на фестивалях, а без помощи российской стороны это невозможно.

12_04_08

«Ревизор». Тбилисский русский драматический театр им. А. С. Грибоедова

Важный момент, о котором говорили все участники прений, — подготовка и переподготовка кадров. Сам «Балтийский дом» в этом направлении немало делает. Уже несколько лет в рамках фестиваля «Встречи в России» работает образовательный центр для молодых актеров русскоязычных театров: проводятся мастер-классы по актерскому мастерству, сценической речи и движению, молодые артисты слушают лекции по истории русского театра, посещают спектакли петербургских театров и музеи. В течение фестиваля актерская группа из пяти театров разных стран (Грузия, Казахстан, Азербайджан, Киргизия, Беларусь) участвовала в съемках видеофильма по стихам петербургских поэтов. И это не только практикум под руководством петербургских мастеров. Фильм будет показываться на местах и послужит популяризации русской культуры в сопредельных государствах, привлечет внимание к Петербургу и его культурным ценностям. Потому что «Встречи в России» пределами России не ограничиваются. И словосочетание «русский мир» театральными людьми воспринимается не только как пространственно-культурное понятие, но и как выражение того состояния, к которому все мы стремимся: миру — мир!

Загрузите в Google Play Загрузите в Appstore Современный театр Музей театрального и музыкального искусства Евгений Онегин КРУПНЕЙШИЙ РЕКРУТИНГОВЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ РАБОТНИКОВ EVENT-ИНДУСТРИИ