Театральный город

Проспект премьер

yj:

А будет ли завтра?

«Сегодня. 2016»
Спектакль Валерия Фокина

12_15_01

Театр и кино. Эти два вида искусства давно установили непростые связи друг с другом и с точки зрения простого зрителя часто вступают в конкурентную борьбу. Нынешний век словно вынуждает козырять спецэффектами, в последнее время это всевозможные 3D и 4D, создающие шок и трепет невероятных визуализаций.

Спектакль Валерия Фокина на Новой сцене Александринского театра «Сегодня. 2016» — как невольное послание разжигателям споров о том, каковы сегодняшние возможности зрелищных искусств. Спецэффекты в театре выходят на совершенно фантастический уровень: зрительный зал, расположенный буквой «П», может помещаться за решетку, подниматься над сценой, опускаться под нее, кресла могут двигаться и вибрировать, сценическое оформление может создавать исключительные иллюзии… Но в центре всего этого остаются актеры, играющие здесь и сейчас.

К счастью, демонстрация чудес современной техники не стала первоочередной задачей постановочной группы. Космический мир понадобился для живого разговора на вполне серьезную тему — о крахе цивилизации. Спецэффекты обнаружили новую фактуру Вселенной, и зритель внедрен внутрь мира, лишенного привычных координат: тут нет краев, сторон, понимания низа и верха. Тут вся система пришла в движение, центр управления которым неясен, а значит, неуправляемый космос крутит нами, как хочет.

12_15_02

Уже само название спектакля — «Сегодня. 2016» — приковывает внимание именно к сегодняшнему дню. Стоит ввести в интернет-поисковик эту комбинацию слов, и вместо анонса на спектакль страницу заполонят новости о всевозможных катаклизмах, катастрофах, трагедиях и кризисах. Пробежишься глазами по заголовкам — и правда, апокалипсис неизбежен.

В центре фантастической конструкции — огромная стеклянная колба, в которой весь спектакль находится главный герой Владимир (Петр Семак). Когда-то он был обычным человеком, любил жену и дочь, ждал рождения сына… Но сначала он теряет своего так и не родившегося ребенка, потом сбегает от семьи в Японию, а после и вовсе попадает в особый отдел ООН работать с внеземными цивилизациями. Начало вполне себе рядового фантастического романа, за которым должны следовать межгалактические битвы. Но тут дело в другом. Главный спецэффект режиссера состоит в желании уловить взгляд обыкновенного человека на неизбежность грядущего краха. Человек — не Бэтмен и не Супермен, и задача, перед которой он оказался, ему явно не по плечу. Вот и возникает не просто технически изобретательный, а неожиданно для таких наворотов тоскливый и мучительный спектакль.

Литературной основой спектакля стал текст, написанный сыном режиссера — Кириллом Фокиным. Двадцатилетний молодой человек писал о прошлом, о второй половине XX века. Фокин-отец перенес историю в актуальное сегодня. Он построил мир в смешении голливудской фантастики, комиксов и компьютерных игр. Это наше время, взятое в соответствии с ведущим космическим брендом недавних лет. Театр включился в игру с другой реальностью. Впервые главный режиссер Александринки Валерий Фокин строит эксперимент на Новой сцене, возможности которой до сих пор им лично еще не были опробованы.

12_15_03

Гипотеза о нас, включенных в межгалактическую систему, управляемую инопланетными существами, обнажает критические темы реальной истории. Устав от человеческой наглости, пошлости, жадности и прочих пороков, некие высшие умы выдвигают ультиматум: уничтожение ядерного оружия или моментальное уничтожение планеты. В спектакле обо всем этом повествует Владимир Огнев — просто человек, вступивший в диалог с Галактикой. В исполнении Петра Семака он то мечется, как заведенный, по своей колбе, то падает на ее дно. Он один во всем семимиллиардном мире способен оценить масштаб и серьезность катастрофы.

Выслушать ультиматум, печатающийся гигантскими буквами на главном экране по центру и на маленьких экранах, расположенных практически над каждым зрителем, выходят те самые представители реального мира — Ангела Меркель, Барак Обама и Владимир Путин. Маски на актерах настолько точно копируют ведущих политиков, что не покидает ощущение прямого эфира Первого канала. Но выходят они ненадолго — придумав, как обвести вокруг пальца инопланетных вершителей судеб, они покидают сцену под записанные на пленку аплодисменты. Весь спектакль Фокин балансирует на тончайшей грани между иронией и серьезностью. И удерживает равновесие.

12_15_04

Фото Anastasia Blur

Владимир снова один на один со своим яростным желанием спасти мир. Конечно, его мольбы не услышаны — с грохотом и треском пол начинает двигаться, зрительный зал снова перемещается в пространстве, все погружается во тьму.

Но порыв к спасению, безграничная любовь к родным и чужим — любовь, живущая в артисте и персонаже, — все это дает куда большую надежду, чем дал бы верный ответ земных правителей на ультиматум. Человек способен чувствовать, любить, сопереживать и верить. Он еще может слушать и слышать, может надеяться. А значит, не все потеряно.

Автор: Яна Чичина
Фото Екатерины Кравцовой