Театральный город

Перекресток

yj:

Сказки для взрослых с сердцем ребенка

Когда во время интервью появляется особенное настроение, которое по-своему трактует спектакль и рассказывает о нем, это неспроста. Такое интервью получилось с режиссерами готовящегося к выходу спектакля «BAJKI. Сказки для взрослых» Ильей Архиповым и Богданой Менгер-Молодовской. Пожалуй, по-другому просто не могло сложиться, ведь работу над постановкой ребята строят на диалоге, взаимопонимании, таких отношениях внутри команды, когда задуманное понимается даже не с полуслова, а вовсе без слов и вне обычной логики. А как иначе, когда дело касается мистики и сказки?

13_17_01

— Ребята, расскажите о вашем проекте. Что такое «Байки»?

Илья: «Байки» — спектакль, основанный на старинных славяно-европейских балладах, в большей степени чешских. Сказочных и мистических. Предания, песни, традиции, обряды… На основе всего этого мы создаем один большой миф про мирок на краю света, живущий бок о бок с потусторонними силами.

— И вся эта мистика будет выражена через пластику?

Богдана: Однозначно не скажешь. Пластически-музыкально-драматически…

Илья: Мы обозначили жанр как фолк-кабаре. И делаем акцент на том, что это именно фолк — фольклор. Это по содержанию. А за формой мы обратились к кабаре. Ведь что такое кабаре? Это номера, связанные единой тематической линией. У нас это будут новеллы, сказки, баллады, которые слиты в неразделимую историю.

13_17_02

— Если вам так важен был фольклор, то почему не обратились к русским сказаниям? Они все-таки ближе, роднее…

Илья: Нам хотелось сделать другие сказки. Не такие, которые все знают и воспринимают как истории исключительно для детей. В европейских балладах, которые легли в основу спектакля, нет морализаторства, зато столько мистики — прямо до мозга костей!

— То есть в ваших сказках нет упора на то, что хорошо, а что плохо? Что же тогда есть?

Илья: Важно сказать, чего у нас нет. Нет такой удобной для человека формулы: «Во всем виновата нечисть». Вообще, очень интересно, что люди любят все спихивать на потусторонние силы. Почему-то они не могут признаться себе, что сами виноваты в своих горестях и неудачах. Мы же часто так делаем — разбили тарелку: «Ой, черт». Ну вот он-то тут при чем? Что он такого сделал? А в тех сказках, которые мы рассказываем, тот же черт существует, но не в качестве виновника всех бед, а просто как персонаж, может быть, наблюдатель.

Богдана: То есть в наших историях присутствует вопрос ответственности. Ответственности за собственные поступки, выбор. И, как следствие, вопрос веры в себя. Мы не просто так позиционируем себя как «сказки для взрослых». Не потому, что они страшные, и не потому, что где-то пробежит голая ведьма…

13_17_03

— Но такое тоже будет?

Илья: Не знаем, не знаем… (Загадочно улыбается)

— Казалось бы, байки, сказки — это что-то легкое и веселое, а тут, оказывается, философские темы открываются, про веру, про человека…

Илья: Да, мы делаем эти сказки не про нечисть, а про людей. Просто не напрямую. Вот герою дается выбор, а мы наблюдаем, хватит ли ему веры совершить прыжок. И либо он остается на месте, либо прыгает. А чтобы взлететь, нужно просто не бояться.

— Если ваши сказки про человека, то, наверное, не всегда получалось уйти от личного жизненного опыта. И наряду с мифами просачиваются реальные истории актеров?

Богдана: Да, есть наслоения. Например, у нас есть актриса-мать, которая, как и любая мама, очень любит своего ребенка. И сыграв в спектакле персонажа, поступающего с дочерью… не очень правильно, она никогда не сделает так в жизни.

13_17_04

Илья: Просто ребята у нас очень талантливые. А самое главное, они абсолютно наши люди. Они поверили в нас и остались в проекте, а мы поверили в них. И теперь создаем все вместе. Вместе придумываем наши сказки.

— Придумываете? То есть от тех текстов — чешских и прочих сказок, которые вы читали, вы только отталкиваетесь?

Богдана: Мы очень много материала переработали. Тексты мы режем, переделываем, вычленяем оттуда куски, фрагменты. Или вообще убираем текст. Ведь для нас главное — сюжетность, персонажи, атмосфера. Есть одна сказка, которую просто нет смысла реализовывать. Но там интересный персонаж, мы его перенесли в нашу историю и получилась какая-то своя тема. Это все мы с Ильей. Ребятам мы дали тексты только спустя месяц репетиций…

13_17_05

— Теперь стало особенно интересно, как вы репетировали месяц, если актеры не видели текста?

Илья: Все начинается с разговоров. Мы даем актерам какие-то темы. Например, я прихожу и говорю: «Вот, знаете, есть такой мифический персонаж, зовут его Див. В принципе, он чем-то похож на восточнославянского Вия: живет благодаря человеческому страху». И мы начинаем на эту тему рассуждать, фантазировать. А как бы он выглядел? И так далее. И тут — бац: у нас родился персонаж, а с ним — сразу какая-то сцена.

— Вот прямо в режиме онлайн?

Илья: Прямо в режиме онлайн. Придумываем тему, развиваем, даем ей ноги, голос, руки, глаза. Все это начинает жить и постепенно переходит в какую-то историю. Пока работаем в репетиционном зале, большинство сцен создается в голове. Мы посвящаем много времени обсуждениям, пробам. Чтобы на сцену выходить уже с готовыми мыслями и идеями. И этим идеям мы должны подарить жизнь в декорациях, костюмах и так далее. То есть все создается путем проб. Из воздуха и разговора. Конечно, у нас есть готовые решения, но это потом.

Богдана: Добавлю, почему такие разговоры полезны. Илья с момента первого тура кастинга всем говорил, что мы будем работать в режиме соавторства. Разумеется, где-то мы можем направить, подправить, переделать. Но в итоге придумываем все вместе. Это принципиально.

13_17_06

— Вы прямо сочиняете свою сказку…

Илья: Вот тут как раз идея смысла слова «байки». Это же как актерские байки, которые по мере пересказа друг другу обрастают новыми подробностями. Так и у нас — мы рассказали короткую идею, то, что написано давным-давно. Все 12 человек начинают об этом говорить, и мы можем зацепиться за каждое слово. Тут главное, чтобы наши ребята понимали, о чем мы. А они понимают.

Богдана: Причем мы можем объяснять по-разному: через описание запаха, цвета. А они дают актерски то, что мы хотим.

Илья: Ну да, я говорю: «Нам нужны лаванда и свежеиспеченный хлеб», и они делают именно это. Потому что, повторюсь, это наши люди, которые верят в нас.

— Команда-семья?

Илья: Конечно. Мы делаем этот спектакль с большой любовью. Потому что иначе нельзя. Мы хотим, чтобы это была четкая, красивая, образная, а главное — честная история. Чтобы зритель это и увидел, и почувствовал.

13_17_07

— «Сказка для взрослых» — это понятно, но взрослый зритель тоже бывает разный. На какого зрителя рассчитываете вы? Вдумчивого?

Илья: Спектакль рассчитан на детей внутри взрослых. На людей, которые поймут наши сказки своим детским сердцем, детской душой.

Богдана: И поймут по-разному: кому-то станет тепло и приятно за себя, кому-то — стыдно за некоторые свои поступки, и все — через призму этих невероятных историй…

— И вы постараетесь, чтобы каждый зритель почувствовал что-то свое?

Илья: Мы постараемся, чтобы зрители, которые придут на наш спектакль, прониклись не только атмосферой, но и идеей. Потому что сказка всегда рядом. В нее просто стоит поверить, чтобы она стала былью.

***

Поверить в сказку вместе с Ильей, Богданой и командой проекта «BAJKI. Сказки для взрослых» можно будет 7 октября на сцене Театра Эстрады.

Фото Елены Махиной